Сын батрака

Каюсь, этот заголовок я бессовестно содрал у безвестного корреспондента казанской газеты, который именно так озаглавил в 1931 году заметку о 18-летнем чемпионе города Рашиде Нежметдинове. Сам Рашид, впрочем, не помнил актюбинского купца, на которого работали его родители. Не помнил он и мать, которая рано умерла. А вскоре мальчик и вовсе остался круглым сиротой. Он попал в детский дом, который стал для него школой жизни.

 

 

 

В одиннадцать лет Рашид забрел в городской «Коммунистический клуб» и увидел там людей, игравших в шахматы. Потом он стал ходить туда каждый день, стоял, наблюдая за игрой и не произнося ни слова. Поэтому, наверное, мальчика и не прогоняли. Однажды, набравшись храбрости, он попросил разрешения сыграть, и ему не отказали. В результате мальчишка обыграл всех. На его счастье, при этом присутствовал квалифицированный шахматист, который написал Рашиду записку для городской шахматной секции: «Подает надежды, прошу принять».

Казань

Возможно, намного больше достиг бы Нежметдинов в шахматах, но через некоторое время, не найдя как-то вечером партнера, он подошел к игрокам в шашки... В этой игре не столь заметны были пробелы в знаниях. На первых порах фантазии, цепкой памяти и точного расчета вариантов вполне хватало для того, чтобы обыгрывать не слишком искушенных партнеров. А таковыми и были все шашисты Казани. И через полгода после того, как научился играть, Рашид стал чемпионом города. С этих пор он стал совмещать обе эти игры.

Частенько они сталкивались и мешали друг другу, как произошло тогда, когда Нежметдинов записался в шахматный турнир, но в Москве в те же сроки проходил шашечный чемпионат России. Отказаться от первой поездки в Москву? Это было совершенно невозможно.

Рашид Нежметдинов
Рашид Нежметдинов

Но еще чаще успехи шли рука об руку. Начиная с января 30-го года, он последовательно выиграл полуфинал и финал чемпионата Казани по шахматам, первенство города по шашкам. Словом, заканчивая школу Рашид уже дважды первокатегорником. По тем временам это было большим достижением. Однако на бирже труда оно не придало ему веса. И в поисках куска хлеба он переехал в Одессу. Помыкавшись какое-то время кочегаром, Нежметдинов устроился на работу в шахматно-шашечный клуб. Для него это было пределом мечтаний. А в 1933 году он стал дважды чемпионом Одессы.

Одесса

Но его тянуло в ставшую вторым домом Казань. И он вернулся туда. Как вернулся и после войны, отдав воинской службе около 6 лет. Естественно, эти годы не прибавили ему мастерства ни в шахматах, ни в шашках.

Тем не менее, былая сила давала о себе знать. И в феврале 1948 Рашид Нежметдинов сыграл матч на звание мастера. В те годы экзаменатором выступал опытнейший шахматист, который, в полном смысле слова, испытывал кандидата на это звание. Договорные матчи тогда были еще не в чести. Хотя лет через 15 такие матчи отменили: слишком легко предсказуемым становился результат таких поединков...

Нежметдинову назначили экзаменатором мастера Лисицына, большого знатока окончаний, автора капитальных трудов по стратегии и тактике шахматной игры, «Играю с чемпионом Китая», — доложил своим, казанским болельщикам Рашид Гибятович, превратив невысокого, толстенького, румяного и бритоголового ленинградца в неведомого Ли Си-Цына.

Соискатель три месяца изучал стиль игры своего соперника, когда вдруг узнал, что его партнером будет Владас Микенас из Литвы. Времени на прицельную подготовку уже не оставалось. Матч доказал силу казанского шахматиста, окончился вничью, но мастерского звания все же не принес.

Владас Микенас
Владас Микенас

Постепенно интересы Нежметдинова все больше склонялись именно к шахматам. Но снова вмешался случай. В Казани проходил полуфинал первенства страны по шашкам. Играть там Рашид Гибятович права не имел, ибо мог, подобно гоголевскому герою, с полным основанием заявить: «Давненько я не брал в руки шашек». Но случилось так, что один из участников не приехал и, чтобы не оставлять нечетное число соискателей, включили Нежметдинова. Излишне говорить, что он и стал победителем турнира, попутно выполнив норму мастера спорта.

Кстати, в то время только-только пробивали себе дорогу стоклеточные шашки. Как ни странно, Нежметдинов не прельстился новой игрой. «Зря мелочатся, — иронизировал он, — сделали бы лучше доску 100 на 100, в игре 4 тысячи шашек, и контроль два с половиной года на 40 ходов».

Но все-таки была некая странность в том, что Нежметдинов — шахматист отстал от Нежметдинова — шашиста. И Рашид Гибятович решил во что бы то ни стало наверстать упущенное. Для этого ему пришлось отказаться от финала первенства страны по шашкам в пользу чемпионата России по шахматам. И он стал чемпионом и выполнил таки непокорную норму. Теперь много статей о Нежметдинове выходили под заголовком «Дважды мастер».

Рашид Нежметдинов
Рашид Нежметдинов

Рашид Гибятович так и не стал гроссмейстером. Что помешало ему? В шашках тогда еще не было этого звания. А в шахматах? Во-первых, он не отличался богатырским здоровьем, не соблюдал режим, как в прямом, так и в переносном смысле. Бывало, как говорится, грубо нарушал спортивный режим — был он человеком очень компанейским.

Несмотря на свое пролетарское происхождение сын батрака был человеком удивительной эрудиции: много читал, был настоящим меломаном. «Читать надо! И не только «Каштанку»!» — отвечал он, когда его спрашивали, откуда он знает то или иное.

Ученики его любили до беспамятства. Он был не просто тренером, был наставником в полном смысле слова. Если соревнование проходило в Ленинграде, он обязательно водил их в Эрмитаж, серьезный разговор перемежал шуткой («Видите статую без головы? Это кандидат в мастера Дионисий после партии с гроссмейстером Смысловым!»).

Во времена Нежметдинова не было рейтингов. Но ведь шахматы — это не только очки, это еще и искусство. И, если бы воспользоваться идеей Гуфельда и суммировать рейтинг шахматиста из его турнирных результатов и, скажем, десятки красивейших партий, которые оценивают эксперты, индивидуальный коэффициент Нежметдинова был бы необычайно высок.

Петр Марусенко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *