ГЕНИЙ ИЗ ГОРОДА ЛЬВА

Цією публікацією ми починаємо друкувати глави з нової книги Петра МАРУСЕНКА про зірок світових шахів.

За планом до неї увійдуть розділи про чемпіонів світу, претендентів на це звання та просто яскравих особистостей.

Наша перша розповідь – про багаторазового лідера українських шахів – Василя Іванчука.

 

Немногих шахматных игроков всерьез называют гениями. Даже среди чемпионов мира так именуют далеко не всех. Можете ли вы представить, чтобы гением назвали, к примеру, Макса Эйве? А к украинскому гроссмейстеру Василию Иванчуку это определение приклеилось давно и всерьез. И, несмотря на отдельные неудачи, некоторую нестабильность, отсутствие высшего титула мало, кто ставит под сомнение его гениальность. Хотя титулов за долгую карьеру у Василия Михайловича хватает: чемпион Европы 2004 года, четырехкратный победитель шахматных Олимпиад (1988 и 1990 – в составе сборной СССР), 2004 и 2010 – он возглавлял украинскую команду. Троекратный победитель супертурниров в Линаресе (1989, 1991 и 1995 годах). И тот самый титул чемпиона мира, но только по блицу – 2008 год.

Василий Иванчук

Впервые я увидел Василия Иванчука весной 1983 года, когда в Киеве проходил чемпионат СССР среди юношей. Его привез на турнир мой старый шахматный приятель Михаил Некрасов из Львова. Да вот беда – Вася, которому вот-вот должно было стукнуть 14, не имел никаких прав играть в этом соревновании. Впрочем, надежда еще оставалась. Украина могла включить одного-двух человек на правах хозяина.

Я в ту пору был корреспондентом республиканской «Спортивной газеты» и имел некоторое влияние на чиновников Спорткомитета. Поэтому Некрасов обратился ко мне с просьбой посодействовать участию мальчика. «Можешь его проэкзаменовать», — предложил Михаил. Что и было сделано. Мы сыграли партий десять блиц, и Вася держался весьма достойно. Я был пленен его игрой и принялся ходатайствовать за юного львовянина. Но не тут-то было. В турнир включили мальчика из Днепропетровска, который звезд с неба не хватал да и выступил весьма посредственно. И только много лет спустя я узнал, что мама этого юного шахматиста привезла чиновнику, от которого зависело включение в турнир, покрышки для его автомобиля. Разумеется, перебить такой козырь простым талантом было немыслимо.

Впрочем, я пригласил Василию в редакцию, где сделал материал о нем. О том, что родом Иванчук из Тернопольской области, местечка Копычинцы. Что папа у него прокурор, а мама – учительница. Что папа научил его игре в шестилетнем возрасте. И, не имея поначалу тренеров, он приучился к самостоятельной аналитической работе. Что Василий – шахматный самородок, и ему уготовано большое будущее.

И, действительно, успехи не заставили себя ждать. Уже в следующем, 1984 году 15-летний Иванчук попал во взрослый чемпионат Украины в Киеве. Тогда там собрался очень сильный состав. В нем участвовали такие «зубры», как Михаил Гуревич и Владимир Маланюк, да и остальные участники были весьма приличными. В такой сильной компании львовянин не затерялся и занял место в середине турнирной таблицы.

Помнится, именно тогда я шел по Крещатику со своими друзьями, и навстречу проходил Иванчук. «Запомните этого мальчика», — сказал я им. «Возможно, это — шахматный гений». «Видно, что гений», — ответили они. Действительно, юноша шел полностью углубленный в себя, мало обращая внимание на то, что происходит вокруг. Да и поведение Василия за доской было весьма необычным. Нередко юный шахматист устремлял взор в потолок, очевидно, потому, что прекрасно считал варианты в уме, и смотреть на доску для него было не столь необходимо. Эта привычка сохранилась у украинского гроссмейстера и в зрелые годы.

Поздно начав играть в больших шахматах (в 14 лет, к примеру, Сергей Карякин и Руслан Пономарев были уже гроссмейстерами), тем не менее, успел добиться успехов в юношеских шахматах. Он стал чемпионом Союза в шестнадцать лет, в том же возрасте завоевал и европейский титул. А вот звание чемпиона мира среди юношей 19-летнему Иванчуку не досталось. В перебое он проиграл французу Жоэлю Лотье.

Василий Иванчук

Первый пик его шахматной карьеры приходится на конец 80-х — начало 90-х годов. Боевым крещением 19-летнего шахматиста можно назвать чемпионат СССР 1988 года, в котором принимали участие действующий чемпион мира Гарри Каспаров, его великие предшественники Анатолий Карпов, Василий Смыслов, недавние участники матчей претендентов на мировую корону Андрей Соколов, Артур Юсупов и Рафаэль Ваганян. И украинец не ударил лицом в грязь: четыре победы при двух поражениях (от Каспарова и Смыслова), так называемые «плюс два» — вполне достойный результат.

Но а три года с 1989 по 1991 вознесли его в шахматную элиту. По рейтингу львовянин стал третьим шахматистом мира. При этом он стал победителем многих крупных турниров, среди которых отметим межзональный – в Маниле (разделил первое место с Борисом Гельфандом, тогда еще соотечественником Василия), а главное, супертурниры в Линаресе.

Здесь Иванчук опередил в 1991 Гарри Каспарова и Анатолия Карпова (двух, несомненно, сильнейших шахматистов мира на тот момент). Одолел он великих чемпионов и в личных встречах – белыми. Причем, обе эти победы были одержаны в блестящем стиле, но совершенно по-разному. Даже первый ход Василий избрал иной с каждым из чемпионов. С Каспаровым украинец применил 1. е4 и в сицилианской защите буквально разгромил грозного соперника. Трудно найти еще один пример подобного разгрома в карьере тринадцатого чемпиона мира. Карпова Василий переиграл на нюансах в излюбленном варианте Анатолия Евгеньевича в защите Нимцовича.

И вот подошел важнейший момент – матчи претендентов на мировое первенство. В 1991 году наряду с Карповым Иванчук считался фаворитом. И первый поединок с питерским шахматистом Леонидом Юдасиным подтвердил этот статус Иванчука. Он буквально камня на камне не оставил от соперника. Матч завершился 4,5:0,5. Причем ничья случилась лишь в последней партии. Все это очень напоминало выступления Роберта Фишера в годы его триумфа!

Василий Иванчук

Следующим оппонентом Василия стал ученик знаменитого тренера Марка Дворецкого — Артур Юсупов. Казалось, что и этот матч не должен составить большую проблему для Иванчука. Однако, неожиданно лидерство захватил Юсупов. Правда, львовянин быстро смог не только отыграться, но и выйти вперед. Казалось, теперь-то все встанет на свои места. Но бригада Дворецкий –Юсупов отнюдь не собиралась складывать оружие. Сокрушительное поражение, которое нанес Василию Артур, отставая в счете в последней, восьмой, партии, стало переломным в матче. Следующий, дополнительный поединок, Иванчук проиграл белыми в ожесточенном сражении, вновь попав под сокрушительную атаку. Так была упущена первая попытка побороться за звание чемпиона мира.

Как показали дальнейшие события, у Василия появился, так называемый синдром Штейна. Замечательный львовский (а затем и киевский) шахматист Леонид Штейн просто блестяще играл в неотборочных турнирах. Здесь он мог обогнать и нескольких чемпионов мира. Но в межзональных турнирах, с куда более слабым составом Леонид Захарович как-то терялся и так ни разу не попал в матчи претендентов. Похожее явление наблюдалось и у Иванчука.

В борьбе за корону ему очень не везло. А, скорее всего, слишком велика была психологическая нагрузка на Василия, и он не мог справиться с грузом ответственности, раскрепоститься и проявить свои лучшие качества. Особенно ярко это видно на примере его выступлений в чемпионатах мира по нокаут-системе. В 1997 году поражение от Ясера Сейравана – 0,5:1,5. В 1999 – уступил Ливиу-Дитеру Нисипяну – 1,5:2,5. Соперники у Иванчука – крепкие хорошие гроссмейстеры, но все же не его уровня. Особенно досадным было поражение Василия от Нисипяну во второй дополнительной партии. По своей привычке – смотреть в потолок – украинский гроссмейстер позабыл, что ферзь соперника переместился. Львовянин пожертвовал слона уже в дебюте, но, неожиданно, Нисипяну забрал его не королем, а ферзем. И Иванчуку пришлось немедленно сдаться.

Исключением стал чемпионат мира 2001 года в Москве, где Василий уверенно справился со своими оппонентами и вошел в финал. Особенно приятной стала победа в полуфинале над давним соперником и ровесником индийцем Виши Анандом. В финале (т.е. в матче за звание чемпиона мира по версии ФИДЕ) Иванчуку противостоял его соотечественник 18-летний Руслан Пономарев. Конечно, 32-летний Василий считался фаворитом. Но так сложилось, что Руслан играл просто здорово, а, быть может, к львовянину возвратился «синдром Штейна». Во всяком случае, корону завоевал именно Пономарев.

Василий Иванчук

Впрочем, Иванчук и сам сознается, что ему труднее играть в самых важных турнирах: «Конечно, мне хотелось бы стать чемпионом мира. Но где-то я ощущаю, что именно это желание создавало мне какой-то прессинг, не давало сосредоточиться на других турнирах, вселяло беспокойство. Я считаю, что все еще могу стать чемпионом мира, но только при условии, что я буду рассматривать это соревнование и отборочные к нему как обычные турниры, ничего особенного. Тогда я смогу готовиться. Знаю по опыту, когда турнир очень важный, то все, готовиться не могу – сижу ли за компьютером или за доской. Слегка спадает это напряжение – возвращается желание играть в шахматы, появляются новые идеи. Почему так – я не знаю».

В дальнейшем выступления Иванчука в официальных отборочных турнирах к борьбе за корону складывались не очень-то хорошо. И лишь в Кубке мира 2011 года Василий показал свой высокий класс и смог справиться, наконец, с волнением. Украинец занял третье место и завоевал право сыграть в турнире претендентов 2013 года. Увы, и он не принес лавров львовянину, хотя он и продемонстрировал свой высочайший класс, обыграв Магнуса Карлсена и Владимира Крамника в личных встречах

Невозможно не сказать, о том, как играет Иванчук в командных соревнованиях. Тут Василий Михайлович всегда — на коне. Скажем, он выступал на 14 шахматных Олимпиадах, на двух в составе сборной СССР, а на одиннадцати – играл за команду Украины. И всегда — с полной отдачей, показывая великолепные результаты. К примеру, в Ханты-Мансийске в 2010 году Иванчук набрал 8 очков из 10, занял первое место на своей доске и помог привести украинскую сборную к золотым медалям. А в редких случаях, когда игра поначалу не шла, как в Стамбуле -2012, все равно львовянин был на высоте. Он одержал на финише турнира три красивейшие победы, исключительно важные, к тому же, в спортивном отношении. Это позволило украинской сборной завоевать бронзу.

Василий Иванчук

Как со всяким одаренным человеком, с Василием приключается много историй, иногда забавных, иногда драматичных. Помнится, на сборах юношеской сборной Украины в середине 80-х годов, он неожиданно исчез. Тренеры и шахматисты стали искать Васю, но никак не могли найти. Наконец кто-то догадался позвать его. Он незамедлительно отозвался, оказывается юноша забрался на дерево и читал там книгу. «А чего же ты не объявился?», — спросили его. «Меня же никто не звал», — последовал логичный ответ.

Вторая история произошла на одном из турниров в Линаресе. Василий проиграл партию и, сидя в баре, переживал свое поражение. «Неужели так мог играть трехкратный победитель Линареса?», вопрошал опытный гроссмейстер сам себя.

А вот то, что случилось с ним в Бразилии, конечно, выходит за всякие рамки. В 2011 году в Сан-Паулу состоялся первый круг финального турнира «Большого шлема», который Иванчук блистательно выиграл. Но, когда они с женой выходили из гостиницы, чтобы ехать в аэропорт, на них напали грабители. И отобрали сумки, пропал также и паспорт его жены, Оксаны. Самое интересное, как воистину по-философски отреагировал Василий Михайлович на это. «Не стоит заострять внимание на том, что меня с женой ограбили, — написал он в своем блоге – Такое может случиться с кем угодно и где угодно. К счастью, мы остались целыми и здоровыми, а грабители не отобрали ничего ценного. Из действительно ценного в тех сумках были лишь мои старые добрые шахматы, которыми я пользовался очень давно. У меня даже есть такое пожелание: может быть, эти шахматы каким-то образом попадут умному ребенку в руки, и благодаря каким-то своим магическим свойствам помогут этому ребенку стать известным шахматистом». Так сказать мог по-настоящему незлобливый человек. Кстати, еще одна деталь. Василий ка-то не отказал любителю в сквере сыграть с ним партию в шахматы. Представляете в этой ситуации Каспарова?

Козьма Прутков изрек: «Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя». Об Иванчуке подобного не скажешь. Он много читает, по его словам, увлекается философией Сократа и Платона. Изучал несколько иностранных языков: английский, испанский, турецкий, а еще понимает польский и хорошо знает русский.

Как одну из проблем Василий Михайлович назвал отсутствие настоящего общения: «Вообще я ощущаю, что мне не хватает немного общения, потому что шахматы во мне выработали замкнутый способ жизни. В шахматах — постоянная конкуренция, важно не показывать свои слабости. И это мне в жизни несколько повредило, мне не хватает общения с людьми. В последнее время стараюсь улучшить эту ситуацию».

Василий Иванчук

В начале 10-х годов Иванчук стал подумывать об открытии собственной школы. Вот только хватит ли времени у Василия на это? И насколько хорошим педагогом окажется он? Ведь Карпов когда-то говорил, что ему трудно учить слабых шахматистов, ведь ему трудно представить, что они не понимают простых вещей.

Шахматы хороши тем, что играть в них можно и до старости. Вспомним Эммануила Ласкера, Василия Смыслова и Виктора Корчного. Поэтому, заканчивая биографию 46-летнего Иванчука, мы, разумеется, не ставим точку…

 

Петр МАРУСЕНКО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *