Никита Петров: «Сталин помогает процессу сакрализации власти»

В последнее время появились целые когорты политологов/политтехнологов, знающих все и вся. Историки и философы в большинстве своем люди непубличные. Их мнение редко учитывается властным истеблишментом. А жаль.

 

Заместитель председателя Совета Научно-информационного и просветительского центра «Мемориал» со штаб-квартирой в Москве (у истоков которого стояли Андрей Сахаров и Сергей Ковалев), доктор философии Никита Васильевич Петров находился в Киеве по приглашению Института политических и этнонациональных исследований им. И.Ф.Кураса. «Зеркало недели» задало ему ряд актуальных вопросов, часть которых, на первый взгляд, выходят за пределы его научных интересов. Ответы на них даны без оглядки на политкорректность и как никогда актуальны для украинцев в новой политической реальности.

Никита Петров

«Мемориал» известен своей правозащитной деятельностью, исследованием нарушений прав человека и норм международного гуманитарного права в зонах массовых военных конфликтов. В «Мемориале» находятся архивы материалов по истории репрессий и инакомыслия в СССР, работает информационное агентство «МЕМО.RU»

«Мемориал»

Круг интересов и тематика исследований Н.Петрова широки: защита прав и свобод граждан в условиях всесилия государственной машины, взаимоотношения СМИ и властей предержащих, контраверсионные страницы истории Советского Союза (в первую очередь, история спецслужб — ВЧК-НКВД-МГБ-КГБ). Главная тема исследований, по словам Никиты Васильевича — «история всей советской власти и история подавления этой властью населения и нарушения ею прав граждан».

 

Н.Петров — автор 11 книг и более 80 научных статей. Отметим уникальный проект в «Новой газете» (чуть ли не последнем оплоте демократии в российских СМИ) — серию эссе в рамках спецвыпуска «Правда ГУЛАГа», посвященных массовым репрессиям в СССР.

Никита Васильевич, взаимоотношения СМИ с властью в России, а сегодня и в Украине, — это или борьба на грани выживания, или «любовь без взаимности», или таки рабское пресмыкательство. Другого не дано?

Интересный был случай, связанный с историей преступления спецслужб. На одном из российских телеканалов недавно готовился фильм об убийстве в 1978 году в Лондоне болгарского диссидента Георгия Маркова (помните, наверное, «укол зонтиком»). Болгарские спецслужбы провели эту операцию при содействии КГБ. Я спрашиваю журналистов: «Что же вы не позовете экс-генерала КГБ Калугина? Он ведь имел непосредственное отношение к этому делу». Мне отвечают: «А «внутренний цензор»? Нам редактор просто не даст его позвать…» Громадное большинство российских журналистов прекрасно понимают, что можно, а что нельзя.

Олег Калугин

Самоцензура уже работает в автоматическом режиме?

Точнее, на уровне инстинкта самосохранения. Допустим, есть писаные правила цензуры. В советское время существовали перечни запретных тем. Понимались они иногда, что называется, «расширительно». Но в Российской Федерации цензура запрещена (по Конституции!). Потому самоцензура журналистов отвратительна по сути. Это и перестраховка, и нежелание с кем-либо ссориться, и кому-либо дорогу переходить; журналисты становятся просто «беззубыми». Как и пресса, впрочем, которая «не видит» целый ряд общественно важных, животрепещущих тем. Либо СМИ занимают такую прокремлевскую, прогосударственную позицию, когда все превращается в клевету, кликушество.

Статья 31 Конституции РФ говорит о свободе собраний. И люди, у которых совесть не в ладах с действительностью, собираются 31 числа каждого месяца, выходя на «Марши несогласных». Освещение этой темы в СМИ у мыслящих людей вызывает отторжение…

Да, достаточно посмотреть на освещение в прессе и на телевидении «Маршей несогласных». Кроме дикой злобы, которую, например, выплескивает газета «Известия», ничего нет… Сложился своего рода «охранительный» стереотип, когда сами журналисты, как это ни печально, себя же «окорачивают», цензурируют.

А может быть, и логическое объяснение находят?

Объяснение находят, потому как любой человек, совершающий какой-либо нехороший поступок, должен найти ему объяснение. Обязан самооправдаться, иначе в своих же глазах он будет выглядеть беспомощным и трусливым. Кто же хочет выглядеть таким?

Мы плавно переходим к интереснейшей теме — может ли обойтись властная вертикаль Путин/Медведев и, соответственно, постъельцинская Россия, без зловещей фигуры Сталина?

Я считаю, что Путин (как личность, как политик) не является сталинистом. Да и поклонником таких методов. Он на Сталина смотрит вполне утилитарно, как на некий неизбежный и имеющийся в истории атрибут, который использует для дистанцирования от Запада. Я даже не буду гадать на кофейной гуще: близки или же нет воззрения Сталина на мир самому Путину. Он — человек другой эпохи. И прекрасно усвоил аксиому: если нужно выстраивать барьеры с Западным миром, то нет средства лучше «мягкого» такого «приподнятия» Сталина. А как иначе возвести искусственные барьеры? Кремлю они нужны. Не хочет Путин, чтобы страна встраивалась в некий цивилизованный и западный контекст, а также перестраивала систему управления в демократическом ключе. Для прессы, для паблисити он ведет разговоры о гражданском обществе. Но ведь по сути что получается? Мы постоянно находим себе за границей врагов, идеологических в первую очередь…

Это необратимые сдвиги в ментальности российского руководства?..

Да, это становится ментальной чертой.

К сожалению, это касается не только руководства, но и большинства граждан Российской Федерации с их восприятием мира, ближайших соседей…

С населением картина распадается на несколько составляющих. Есть совершенно оголтелые сталинисты, в том числе и среди образованных людей. Но большая часть простых граждан, на самом деле не являясь сталинистами, дразнят власть Сталиным. Они ведь не знают Сталина, но живут мифами о нем. Для них это некий жестокий (да, жестокий, и все это осознают) руководитель, который очень круто расправлялся с проворовавшимися чиновниками. Такая псевдосхема. Но укладывается ли вообще весь сталинский терроризм, вся сталинская тирания в эту простую и бесхитростную схему?

Российские лидеры хотят ограничить права и свободы (и в этом весьма преуспели). И это ради построения «светлого будущего»? Еще легче найти «внешние раздражители» в лице «недружественных стран»…

Они всегда будут вещать, что мы находимся в окружении недружественных стран. Посмотрите, как легко сделали в Кремле врагов из стран Балтии, из Украины! Я уже не говорю о Грузии — Россия нарушает международные договоры и соглашения. Как можно прерывать воздушное сообщение, почтовую связь? Мы что, не подписывали Международную почтовую конвенцию? Страна ведет себя как обиженный ребенок, который готов забыть все, даже собственную выгоду, только чтобы утвердить свою эфемерную правоту.

Не так давно, в 2008—2009 гг. в России появились учебники, в которых Сталин уже предстает «опытным менеджером», настойчиво акцентируется внимание на его «положительных чертах». Ученые-историки, которые писали эти учебники, получили какой-то посыл, мессидж (модное словечко) от российских властей?

 

Думаю, нет. На самом деле, это взаимовлияемый процесс. Власть подхватывает (не будучи генератором идей в области истории, кстати говоря) то, что ей нравится. И то, что ей полезно. Потому, когда я говорю о Путине, подчеркиваю, что ему сталинизм нужен как инструмент обособления от Запада, как инструмент объяснения истории. Объяснения, почему у нас сегодня такие порядки, а не иные. Почему сегодня речь не идет о демократии, задекларированной в Конституции РФ? Почему речь идет о самоцензуре, о боязни людей идти против власти? Сталин помогает процессу сакрализации власти. Государство объявляется правым априори. Оно есть вечная и высшая ценность в России. И получается: ты служишь государству и обязан ориентироваться на государство. Как раньше пели: «жила бы страна родная, и нету других забот…» Институтом, который называется государством, заранее объявившим, что он служит народу, подменяется понятие родного края, собственного народа. На самом деле в России у власти находятся самозванцы. Формально мы кого-то выбирали, но сейчас все прекрасно понимают, что речь идет о профанации. И выборы эти — профанация, как и выборы президента. Сколько усилий было потрачено, чтобы не допустить до участия в последних президентских выборах Михаила Касьянова!

Михаил Касьянов

Получается, что для такого типа государства мораль и этика не важны, они остаются на маргинесе. Но налицо перебор в этих «усилиях»…

На самом деле эти действия властей выглядят неприлично. И что — люди этого не видят? Видят, но любой чиновник, близкий к Кремлю, «инфицированный» новейшей российской государственнической идеологией, всегда объяснит: «Сейчас не время. Сейчас надо ограничить это, это и это, потому как мы находимся у опасной черты!»

После «блистательной» победы России над крошечной Грузией отставной американский генерал Ральф Питерс на одной из дискуссий в Вашингтоне заметил: «Я так понимаю, что президент Саркози прилетел в Париж, размахивая листом бумаги, гарантирующим мир нашему поколению». Аналогия с премьером Великобритании Чемберленом и с Мюнхенскими соглашениями, давшими старт уничтожению демократической Чехословакии в 1938 году и фактически означавшими начало Второй мировой войны, напрашивается сама по себе. Далее господин Питерс сказал: «Мы столкнулись с возрождающейся великой державой, охваченной имперской манией величия, которой руководит самый эффективный и, по моему мнению, самый блестящий лидер нашего времени, на голову превосходящий всех прочих. Леди и джентльмены, мне все это зловеще напоминает 30-е годы прошлого века». Как вы прокомментируете слова американского генерала?

Я не могу согласиться с утверждениями, что Путин на голову выше кого-либо из западных лидеров. Да, Россия осталась по сути безнаказанной за агрессию против Грузии. Надо называть вещи своими именами. Мы говорим: а вот Саакашвили ввел войска… Агрессор не тот, кто начинает. Агрессор тот, кто захватывает чужое. И в данном случае мы видим Россию в роли агрессора, который захватил чужую территорию, разместил там свои войска, наплевав на международное право. План Медведева—Саркози, конечно же, позорный для Запада, потому что это попытка спасти свое лицо, но и проявление некой слабости. Москва сыграла на противоречиях, на нежелании Запада вмешиваться, он до последнего тянет... Вспомним историю с Югославией. Ведь доигрались до того, что там были не просто этнические чистки, а снова, через 50 лет после Второй мировой войны, появились рвы, наполненные трупами расстрелянных…

Слабость Запада коренится в нежелании развязывать конфликт сегодня, сейчас. В отношении войны России и Грузии августа 2008 года — та же история. Саркози думал, что Россия будет выполнять план, который они подписали, предписывающий вернуться к положению на 7 августа. Вернулась ли Россия к этим рубежам? Нет, она совершила еще худшие поступки. Кремль юридически признал отторгнутые у Грузии территории «независимыми государствами». А Запад взял и «проглотил»! Вот здесь начинается предательство интересов борьбы за мир и справедливое мироустройство. Потому как они думали, что подписали бумагу — и будет все в порядке.

Чемберлен, как и Даладье, когда подписывали в Мюнхене договор с Гитлером, тоже думали, что этот «мир» надолго. И залогом его будет оккупация Судетской области Чехословакии. Это не только недомыслие, но и прямое попустительство агрессору, не так ли?

Аналогия с 1938 годом действительно вполне уместна по одной простой причине — Запад спасовал перед агрессором, решив умиротворить Гитлера за счет уступки части территории союзного государства. И, конечно же, договор не давал согласия на захват Праги (что произошло уже в апреле 1939 года — С.М.), на уничтожение государственности Чехословакии. Но это неизбежно случилось, и Запад уже ничего не смог сделать…

Но только ли от недомыслия Чемберлена и Даладье это произошло? Нормальный политик должен, как шахматист, хотя бы на три-пять ходов просчитывать развитие ситуации. В немалой степени — и из-за пацифизма населения Европы (в т.ч. и Чехословакии), помнившего ужасы Первой мировой войны. Но сейчас многие в России (прежде всего, историки) пытаются оправдать преступные действия нацистов и коммунистов в 1939 году именно «аналогичными» событиями 1938 года. Насколько этично сравнивать эти два события мировой истории?

Первый шаг позорной уступки, слабости был сделан. Но это все-таки не сговор с агрессором, как пытаются нас убедить, оправдывая Секретные протоколы к Пакту Молотова—Риббентропа. С точки зрения морали Мюнхен-38 можно осудить: человек испугался преступника. А если ты вступил в сговор с преступником, как СССР с Гитлером в августе 1939 года? И начал с ним вместе крушить своих соседей — от Балтики до Средиземного моря? Это уже называется преступлением. Российская линия сегодня выглядит так: «и они тоже», «мы такие же, как все, мы не хуже других», «все совершали нехорошие поступки в истории». Эта «мораль» совершенно неприемлема. Но почему, если все вокруг гады, ты не хочешь вести себя прилично? Почему работает чудовищная поговорка: «с волками жить — по волчьи выть»? Здесь тоже подмена понятий: не совершали другие страны преступления, аналогичные преступлениям, совершенным СССР в сталинское время. Депортация народов, уничтожение целых классов, «чистки», десятки миллионов людей в ГУЛАГе, Голодомор 1932—1933 годов… Такой спектр преступлений можем встретить только в нацистской Германии (по отношению к другим народам, конечно же). В этом смысле сравнение неуместно. Но и мораль странная. Посмотрите на абсолютно двуличную российскую внешнюю политику. Мы признали Абхазию и Южную Осетию, но почему тогда отказываемся признавать Косово? Где логика? Нет — яростно, до гневных филиппик доходит полемика, когда Россия говорит о безобразном поведении Запада в «косовском вопросе». И тут же, самым нелепым образом оправдывает собственные аналогичные шаги.

Вернемся на 75—80 лет назад. Вспоминаем о роли Запада в замалчивании сталинских репрессий, Голодомора 1932—1933 годов. Печально, но факт: наибольшую активность, в том, чтобы рассказать миру о Голодоморе проявили представители двух тоталитарных режимов — фашистской Италии (консул Градениго в Харькове) и нацистской Германии, и несколько честных западных журналистов (М.Маггеридж, Г.Джонс, С.Бертион). Ну и, конечно же, украинская диаспора. А западные демократии молчали, и этому поспособствовали левые интеллектуалы (Л.Фейхтвангер, Р.Роллан, Б.Шоу); разве что А.Жид не был очарован сталинскими «потемкинскими деревнями» и преступным враньем режима. В 1933 году — в самый пик Голодомора в Украине — США признали Советский Союз, закрыв глаза на вопиющие преступления тоталитарного режима.

 

Я могу сказать, что Советский Союз, как и теперь Россия, всегда умел играть на противоречиях между западными странами, искать противоречия между ними, создавать конфликтные ситуации. Это, собственно говоря, была задача и дипломатии, и всех идеологических кампаний. Своего рода римейк неких ленинских и марксистских догм об обострении межимпериалистической борьбы. На самом деле это прагматичная позиция. Но она была не очень успешной для СССР. «Большое видится издалека» — мы можем говорить об отдельных внешнеполитических успехах, когда мы кого-то обманули, кому-то «втерли очки», или выставили СССР в лучшем свете, или не дали говорить о Голодоморе тому, кто хотел об этом говорить… Так бывало, но если мы возьмем весь период существования Советского Союза и его бесславный конец, то поймем, что вечно обманывать мир нельзя! Все завершилось объявлением Крестового похода против коммунизма. Это означало, что качественные и количественные изменения, которые происходили, все же переросли в новое качество, когда всем стало очевидно, что собой представляет СССР. Я не думаю, что продуктивно говорить о том, что в Голодоморе мы можем найти (как говорят некоторые российские исследователи, с которыми я категорически не согласен!) и вину Запада. В конце концов, неправильно перекладывать вину с преступника на тех, кто, может быть, предпочел в какой-то момент преступление не заметить. Из страха, может быть, из корыстных побуждений. Мы можем его осудить, сказать: «ну разве можно было покупать в тех условиях зерно у СССР?». Но ведь полной картины на Западе все-таки не было. Поступали отдельные сведения: СССР был страной с закрытым режимом, там не рассказывали в газетах ни о своих сложностях, ни о провалах. Могли говорить: ну вот в газетах же об этом у них не пишут. Наивный Запад мог полагать, что у нас вообще в газетах все должны писать…

Мне кажется, это несколько «наивная» оценка...

Более того, западные страны бойкотировали советские товары. Например, лес, который поставлялся по демпинговым ценам в конце 20-х годов. Проводилась мощная кампания против покупки леса в СССР, потому что он производится руками заключенных ГУЛАГа. Кремль долго оправдывался, еще и в 1931 году, что у нас, дескать, честные и свободные лесорубы рубят этот лес. Ну и не надо забывать, что были приняты резолюции Конгресса США, что нельзя покупать товары, произведенные с помощью рабского труда. И эти резолюции распространялись на Советский Союз. Так, в 1981 году СССР терпел огромные убытки из-за того, что нам не продавали трубы для строительства трубопровода, с помощью которого сегодня Россия шантажирует Европу. Подчеркну, Запад — это не монолитная, не высокоорганизованная, отмобилизованная структура, готовая принять ответные меры. Это масса стран со своими собственными интересами. И в этой «мутной воде» Союз ловил рыбу. Современная Россия следует ленинско-сталинским заветам внешней политики. За одним только исключением: если потерпела крах ленинско-сталинская внешняя политика (она же хрущевско-брежневская), то не надо обольщаться, и думать что нынешнее эпигонство приведет к каким-то благоприятным результатам. Ведь крахом закончилось все абсолютно.

Скажите, почему тема Голодомора в Украине так «цепляет» российскую власть, почему зубовный скрежет раздается даже от упоминания этой темы, столь болезненной для Украины?

Когда в Украине началась действительно серьезная, научная, гуманитарная работа, связанная с последствиями Голодомора 1932—1933 годов, а также предпринята попытка юридической оценки этого, Россия была страшно раздосадована. Как тот библейский грех: «доброту чуждую видев, и тою уязвлен бых сердцем». Сами то не интересуемся, нам самим не важно, сколько погибло людей, не пытаемся создать поименный список жертв. Это настолько неприлично, негуманно, нечеловеколюбиво, но когда кто-то другой это делает, мы почему-то решаем, что это все направлено против России. И это очень странно, я бы сказал, это позиция, по сути дела, солидаризующаяся с преступником Сталиным. Ну, был голод, и что? А мы знать ничего не хотим, и все, кто этим занимается, в пику нам делает, специально! И исторически неправильно, и политически. А с гуманитарной точки зрения — совершенно ущербная позиция.

Поговорим о преемственности репрессивной системы. В офисе петербургского отделения «Мемориала» ФСБ проводит обыск, совсем недавно в Республике Коми местных активистов «Мемориала» без объяснения причин закрывают в околотке только потому, что приезжает В.Путин… У нас же 8 сентября 2010 г. арестовывают директора львовского музея «Тюрьма на Лонцкого», сотрудника СБУ Руслана Забилого (по устному распоряжению главы СБУ В.Хорошковского!), обвиняя его в подготовке к разглашению материалов, составляющих государственную тайну. Сотрудники СБУ 13 часов допрашивают Р.Забилого, незаконно конфискуют ноутбук и два жестких диска. Во многом повторяется российский вариант… Вам не кажется, что мы, в Украине, подошли к опасной черте, когда спецлужбы подменяют собой государство?

Я могу сказать, что все эти факты сами по себе отвратительны. Мы видим рецидивы антиправового и псевдогосударственнического подхода, когда хочется во имя какого-то эфемерного порядка подавлять права личности. В Украине получается это, потому как пропаганда делает свое дело. Что говорилось, когда у власти был Ющенко? В Украине свобода, там демократия. Что отвечали российские идеологи и пропагандисты? Там бардак! И эта естественная подмена понятий — раз у вас там бардак, то надо навести порядок, — что будет означать? Ну, немножко где-то «завинтят гайки», ограничат права и свободы граждан. И вот эта священная корова, которая подается населению как благо (порядок), на самом деле «работает». Население с удовольствием подпишется под любым документом, где было бы слово порядок. Люди устали от необязательности чиновников, от много другого. Порядок, который есть сейчас в России и который наша власть, может быть, называет порядком, он освободил страну от коррупции, всевластия чиновников, от беззащитности личности перед всесилием государственной машины? Тогда возникает вопрос: а зачем нам такой порядок? Может, лучше то, что мы называем бардаком, но демократией? У нас же в России проблема в том, что мы толком не можем в судах обжаловать действия властей.

Переходим к Катынскому делу. «Мемориал» судится с Межведомственной комиссией по защите государственной тайны, на которую ссылалась Главная военная прокуратура, что вот именно она и засекретила постановление о прекращении дела. Это же позор — 14 лет вести следствие и в итоге даже не рассказать населению, куда потрачены деньги. Ведь это же на народные деньги шло следствие прокуратуры! Но рассказывать о результатах следствия не собираются — засекретили. Это входит в противоречие не только со здравым смыслом (налогоплательщик должен знать, на что потрачены его деньги), но и с законом о государственной тайне. Категорически нельзя засекречивать документы, связанные с массовыми репрессиями и нарушениями прав человека. Документы о преступлениях не должны составлять гостайну. «Мемориал» начинает судиться, подает в Мосгорсуд заявление. Ответчиком выступает поначалу Межведомственная комиссия, на которую ссылалась Генпрокуратура, что она засекретила дело. Приходит представитель этой комиссии и говорит: «Мы не юридическое лицо, мы вообще никто»! То есть в России существует орган, созданный указом президента, еще при В.Путине. Он должен защищать гостайну (есть положение об этом органе), на его заседаниях принимаются некие решения, обязательные для государственных органов. А на самом деле комиссия не является юридическим лицом и неподсудна. Разве это порядок? И это низкое, я бы сказал, трусливое увиливание от ответственности — когда прокуратура валит все на Межведомственную комиссию, а она — на прокуратуру. Это ли не бардак? Последнее заседание, которое вел представитель «Мемориала» Александр Гурьянов, шло за закрытыми дверями! Не вызывает уважения государство, которое не может выполнять собственные законы. Падает авторитет суда и государства. Такие вещи нельзя называть порядком. Но все это подается как некая правильная вертикаль власти. На поверку путинская вертикаль власти — такая же имитация, как и демократия, свобода и выборы в России.

Поговорим о роли российских политиков «второго ряда», людей имперской закваски, типа Затулина, Лужкова, Жириновского. Когда они приезжают в Украину или комментируют события в нашей стране, то скандал обеспечен, он просто на поверхности. Какова их роль? Это просто мастера подтанцовки?

Это роль на самом деле не только поджигателей, но и популистов (или популяризаторов), которые на самом деле в России, как сказал бы Зощенко, «через это большой аплодисмент срывают». Потому что наше общество воспитано в психологии футбольного болельщика. Ему уже внушили, что это наше, это все за нас. Главное, что общество воспринимает как некую психологию: неважно, хорошие ли, правильные, справедливые у тебя руководители, есть ли негативные вещи в твоей команде… Это твоя команда, надо за нее болеть, безоговорочно, бездумно! Вот точно так же они воспитывают наше население: ура-патриотизм, псевдоспортивные мероприятия…

У нас, в Украине, тоже, похоже, «Зарницы» возращаются…

Военно-патритические игры — это первый шаг к милитаризации общества. У нас в старших классах вернули уроки начальной военной подготовки (под видом изменения программы уроков по ОБЖ). На самом же деле — это возвращение отработанных советских схем.

Украинский министр образования Дмитрий Табачник отправляет юношей в российский военно-патриотический лагерь на Валдае. Но и у нас подростки школьного возраста бегают по крымским горам с автоматами. Готовится детский спецназ. Объяснение одно: это противодействие исламским экстремистам. Чему их там научат? Может быть, СБУ заинтересуется этими безобразиями, а не будет «трусить» историков- архивистов?

Есть вещи похожие. «Куда конь с копытом, туда и рак с клешней». Не хочу говорить обидных слов о своей малой родине (я родился в Киеве), но в Украине есть не только пророссийские силы, но и силы, которые мыслят советскими категориями. Что делать с адептами «радянської освіти»? Они так привыкли воспитывать молодое поколение, многие из них еще не на пенсии. И они говорят: мальчик должен воином расти! Это психология тоталитарного государства. В Советском Союзе была чудовищная милитаризация сознания. Понятно почему: почти весь мир вокруг нас был враждебен. Сегодня Россия выстраивает точно такую же схему мира, только враждебность придвинулась гораздо ближе, уже к границам Российской Федерации. И отсюда тиражирование старых методов. В Украине происходит то же самое. Не важно, что Украина не окружена таким количеством «врагов», как Россия. Украина в этом смысле гораздо более вменяемое государство и не плодит врагов только потому, что так будет обеспечена выживаемость государства. Тиражирование врагов вокруг России служит задачам внутренней политики.

И еще отвлекает население от внутренних, насущных проблем — как политического, так и экономического характера…

Во внешней политике напряженность растет. И население дезориентировано. Два десятилетия трубили про «братский союз России и Белоруссии», но теперь, когда критикуется Лукашенко, любой обыватель скажет: «Ребята, я не понял, а что, вчера этого не было, позавчера вы этого не знали?..»

Поговорим о демократии и вседозволенности. У нас министр образования Дмитрий Табачник оскорбляет своих соотечественников-галичан, и… никакой реакции в Кабмине, да и президент Виктор Янукович молчит.

Механизм реагирования на постыдные вещи должен быть таким же, как во всех цивилизованных странах. Первое: всегда обращает внимание на слова чиновника пресса. Она доносит эти сведения до населения. Общественное мнение реагирует (обратная связь), а следующий шаг — парламентские слушания…

Но вот, «просто» не хватает голосов для постановки такого вопроса в повестку дня парламента…

Иногда нельзя сразу добиться результата. Да, нужно парламентское большинство, но инициировать запросы, обсуждения необходимо. Проводить читательские конференции. Кто мешает в Интернете голосовать за отставку министра? Демократию еще никто не отменял. В Украине, по крайней мере.

Но у нас и телевидение уже начинает «строиться», или «подстраиваться». Оппозиционные телеканалы, или дающие обе точки зрения (власти и оппозиции) — на грани закрытия…

К сожалению, демократия (права и свободы) такая хрупкая вещь… Это можно представить как некую физическую модель. Есть такое понятие в физике — потенциальная яма, когда объект по своим энергетическим характеристикам находится на дне потенциальной ямы, и потенциала его не хватает, чтобы вырваться оттуда. И только с помощью сторонних сил у него это получится. Демократия — то же самое. Наш физический объект балансирует на краю этой ямы. Как только он туда сваливается, как только население лишается прав, растет всесилие спецслужб, осведомительская сеть, подавление любых проявлений свободомыслия… Самостоятельно общество вырваться из этой ямы уже не может. Даже демократические институты профанируются, перестают работать (как это происходит в России). У нас они есть, но профанированы абсолютно все.

Сергей Махун.

Вперше опубліковано у «Дзеркало Тижня» 8 жовтня 2010 року

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *