Непарадная война 1941-го

Ця рецензія на фільм Ігоря Кобріна «1941» написана два з половиною роки тому. Проте за цей час вона, як не дивно, стала ще актуальнішою. Тому що тема фашизму і більшовизму сьогодні вийшла на авансцену історії.

Щодо цієї п’ятисерійної стрічки, як на мене, це одна із найправдивіших – про Другу світову війну. Вона допомагає позбавитися від цілого моря міфів, які продукувала совєцкая влада.

Автор рецензії – Сергій Махун — дає хороший аналіз цього приголомшуючого фільму.

 

 

Прошло почти 72 года с момента нападения Германии на Советский Союз. День 22 июня 1941-го стал точкой невозврата. Наши предки и немногие дожившие до сегодняшнего дня участники и свидетели тех событий, да и все, кто родился уже после Второй мировой, имеют прямое отношение к трагедии, унесшей десятки миллионов человеческих жизней.

Мы дрались за родину

Печально, но и сегодня на постсоветском пространстве в оценке событий тех лет превалирует смесь мифов и лжи. Почему нас вновь заставляют окунаться в елейный агитпроп прошлого?

Даже появление неоднозначных, спорных, но в целом расставивших правильные акценты книг таких авторов, как В.Суворов (Резун) или М.Солонин, не заставили многих отказаться от однобокого восприятия прошлого.

Сталинско-хрущевско-брежневская мифология оказалась, к сожалению, поразительно живучей, будто бы и не было почти 30 лет постсоветской эпохи… Украинский режиссер и сценарист Игорь Кобрин в 2012 г. завершил работу над пятисерийным документальным фильмом «1941», премьерный показ которого начнется 7 февраля (22.00) на ТРК «Украина».

Автор таких цельных, имевших широкий резонанс документально-публицистических фильмов, как трилогия «Чернобыль: два цвета времени» (1989), «Это Украина» (2003, 72 серии), «Собор на крови» (2007, 10 серий), документального цикла «Киномифы» (о «Молодой гвардии», Фанни Каплан и покушении на Ленина, убийстве Щорса…), представил на суд зрителей свою версию кровавого 1941-го...

Чернобыль два цвета времени

 

Целый ряд устоявшихся и, казалось бы, уже в достаточной мере разоблаченных в конце 1980—1990-х гг. мифов является стержнем картины. Первые две серии — лишь прелюдия. Стыдливо замалчиваемое многие годы сотрудничество Германии и СССР в 1939—1941 гг. хоть и было браком по расчету, но освящалось идеологической близостью двух тоталитарных монстров.

Кадры кинохроники конца 1930-х гг. показывают те же вопли восторга, аплодисменты, ту же показную простоту вождей в апофеозе «всенародного» обожания…  Подписание пакта Риббентропа-Молотова 24 августа 1939 г. (с секретными протоколами о разделе сфер влияния в Восточной Европе), а также договора «О дружбе и границе» 28 сентября 1939 г., уже после совместного разгрома Польши, стали прологом почти двухлетнего сотрудничества Германии и СССР. Вплоть до утра 22 июня 1941-го советско-германскую границу ежедневно пересекали несколько эшелонов со стратегическим сырьем — железной и марганцевой рудой, медью, каучуком, металлопрокатом, бензином, хлебом...

Но война между тиранами была неизбежной: два зверя в одном логове находиться не могут. В предвоенное время развернулась настоящая гонка на опережение. Проводилось обоюдное скрытое развертывание войск в непосредственной близости от границ. Но Сталин не верил, что Гитлер нанесет удар первым. Налицо было огромное превосходство в силах и средствах Советского Союза.

Армия СССР 1941

 

Фильм развенчивает миф о «несметных полчищах врагов», и стоит вдуматься и проанализировать реальные и давно известные цифры, приведенные в фильме. Отсюда еще один миф — о «недомыслии Сталина», получавшего сигналы о готовящемся вторжении вермахта. Летом 1941 г. кадровая «непобедимая и легендарная», вооруженная до зубов РККА была практически уничтожена.

Миф о «жалкой кучке отщепенцев», ставших на путь сотрудничества с врагом… Таковых на самом деле оказалось огромное множество; у сотен тысяч наших соотечественников были собственные счеты с бесчеловечным режимом. Немцев встречали как «освободителей» жители не только Западной Украины, совсем недавно, в сентябре 1939-го, радовавшиеся «освобождению от польских панов», но и Восточной, многих российских областей.

И эти кадры есть в фильме. Только несколько цифр. Армия вторжения (нацисты и их союзники) к 22 июня 1941 г. не превышала 3 млн человек. В течение 1941 г. в плену оказались 3,8 млн командиров и красноармейцев, 68 генералов… Что это, как не полный разгром и развал государственной машины?

Вот какие впечатления вынес из послевоенного разговора с маршалом Георгием Жуковым Дуайт Эйзенхауэр, главнокомандующий союзных войск и будущий президент США: «Американцы измеряют цену войны в человеческих жизнях. Русские — во всеобщем очищении нации». Только как полное и циничное презрение к человеческой жизни можно охарактеризовать «философию» полководца, никогда не задумывавшегося над тем, сколько еще жизней можно отправить в топку войны… 

Дуайт Эйзенхауэр и Георгий Жуков

 

Фильм третий «Оглушительное молчание» предлагает свою версию почти недельного ступора Сталина в конце июня 1941-го, намеревавшегося даже в ситуации первых страшных поражений реализовать свой план «освобождения Европы». В этом ряду — варварская бомбардировка Хельсинки, столицы еще нейтральной Финляндии, и городов Румынии, попытка нанести мощный танковый удар на Волыни с целью изменить ситуацию на фронтах, где началось беспорядочное бегство целых армий, эвакуация партийного и хозяйственного актива, бросавшего своих подопечных.

«Курская дуга на Волыни» завершилась разгромом советских войск, который наши историки называли «серией контрударов, задержавших продвижение врага». Ценой «контрудара» стали 2000 уничтоженных и захваченных врагом танков и развал Юго-Западного фронта. Две последние серии фильма Игоря Кобрина показывают жуткие апокалиптические картины разгрома кадровой РККА, в ходе которого «рушилась вся политическая система, еще несколько месяцев назад казавшаяся незыблемой».

Советская власть бросила свой народ на произвол судьбы (а потом после освобождения будет глумиться в анкетах: «Находились ли вы на оккупированной территории?»), применяя тактику выжженной земли. Так был взорван Днепрогэс, поглотивший десятки тысяч красноармейцев и мирных жителей. В тюрьмах Западной Украины перед паническим отступлением энкаведистами были зверски уничтожены — «убыли по первой категории» — тысячи заключенных, в основном «политические».

Днепрогэс

 

Поэтому вывод, прозвучавший в фильме, о том, что «войска одного бесчеловечного режима шли по земле, где уже более 20 лет хозяйничал другой», не кажется преувеличением. «Армия рабов хороша только на парадах — позор 1941-го был предсказуем». С этой мыслью трудно не согласиться.

Но все же именно эти «рабы» спасли от полного разгрома родину, а заодно и Систему со Сталиным, которые после 1945-го частично воплотили, уже в Восточной Европе, мечты о мировой революции, укрепив заодно позиции режима в собственной стране. Фильм надо смотреть.

У каждого своя правда о войне. Мои деды воевали; дед по отцу, генерал-майор авиации, говорил 10-летнему внуку в начале 1970-х: «Войну мы вначале проиграли, а уже потом ценой неимоверных усилий народа победили. Не верь, когда скажут, что мы сражались за Сталина.

Мы дрались за родину, за родных и близких». Завершу свой рассказ цитатой из книги Николая Никулина, фронтовика, профессора искусствоведения, приведенной в конце фильма: «Если бы немцы заполнили наши штабы шпионами, а войска — диверсантами, если бы было массовое вредительство и враги бы разработали детальный план развала нашей армии, они бы не достигли того эффекта, который был результатом идиотизма, трусости, безответственности и беспомощной покорности».

Мы дрались за родину

 

Человеческих жизней у Сталина было гораздо больше, чем у Гитлера. «Государство и народ будут воевать на разных войнах, и победы будут разными». С этой мыслью авторов фильма «1941» трудно не согласиться…

Сергей Махун

Вперше опубліковано у «Дзеркало Тижня» 1 лютого 2013 року

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *