Золотой берег

Посвящается Николаю Леоненко

Вы сидите на золотом песке и смотрите в даль океана. Он доступен, прекрасен своей необъятностью и ничего не просит взамен у вашей судьбы. Вольный его простор не повторит печальной участи земли, а вечно удаляющийся горизонт навсегда останется свободным, как воздух, парящий в вышине. И таким же гордым, чарующим будет голубое пространство над головой, обещающее поднятым к небу чувствам, свободное движение облаков.


Ровно в полдень легкие шаги мисс Рэй  привели ее на залитую солнцем веранду прибрежного кафе. Скромный уют заведения и его немногочисленные посетители должны были слегка потесниться и уступить место земной красоте.

Юная особа расположилась за столиком у окна и попросила принести ей чашку кофе. Галантный официант, принявший заказ, отметил про себя необычайную привлекательность молодой леди, но продлить очарование минуты ему не пришлось, и он буднично исчез, проявив вежливое гостеприимство. Воспользовавшись минутой ожидания, мисс Рэй вынула из сумочки письма, которые она намеревалась прочесть еще с утра.

Но тогда ей помешали, и теперь она решила, наконец, ознакомиться с их содержанием. На первом конверте значилось имя Марк Грей. Девушка на минуту задумалась: это имя ей было незнакомо. Вскрыв конверт, она увидела перед собой строчки, написанные размашистым почерком.

Дорогая Мэри!
Смелость и решительность подняли паруса, и вот уже дерзкая рука пишет это письмо, мечтательно забывшись. А виноват во всем лишь городской ветер: набегая на струны проводов, он слишком долго пел под моими окнами про ваше совершенство. И с тех пор несчастный разум мой больше не служит заботам дня, а блуждает в потемках на поводке у сладкого безумства. И нет рядом дружеской улыбки, которая расправила бы плечи мужеству, оставившему меня. Я видел вас всего лишь несколько раз, и теперь прошу нежной пощады у ослепления, которое не в силах побороть.

Марк Грей.

Мисс Рэй задумчиво прошептала имя автора письма, но увидела перед собой лишь подошедшего к ней официанта. Тот поставил заказанный кофе на стол, вежливо поклонился и направился к дверям служебного помещения. Девушка посмотрела ему вслед и достала второе письмо.

Дорогая Донна, — читала она.
Стоит лишь гордому сознанию уступить чарам прекраснейшего лица, как оно оказывается на сквозняке сомнений. А где сомнения — там лопается пузырь насмешки.
И тогда женская красота, притворившись попутным ветром, подводит влюбленного мужчину к краю пропасти. Там, в кромешной глубине, видения земного рая соединяются с улицей, по которой вы ходите, и где доверчивым глазам разрешено вас видеть.
Но чувство мое не рискнет быть вожаком у смелого признания: оно хоть и рвется наружу, но из последних сил.

Патрик Ной.

Покончив с письмами, мисс Рэй улыбнулась, от чего доверчивым к собственной судьбе мечтателям показалось, что эта улыбка относится и к ним. Рассчитавшись за кофе, она поднялась и с не меньшей элегантностью, с которой выписывают денежные чеки на большую сумму, направилась к выходу. Вслед ей смотрели несколько доброжелательных глаз, но недолго: они не хотели унижать своего достоинства невыгодным для себя сравнением. Провожал ее взглядом и официант, которому не разрешалось стоять рассеянным посреди залы. Нестройный ход мыслей о женщинах, их красоте и нравах, овладели им, и это сулило ему праздник задумчивости там, где ему следовало лишь улыбаться.

Юрий Епишев, Австралия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *